Итак, спектакль фламенко под названием «Собор» снова показан в Москве. И снова с огромным успехом. За то время, что мы не виделись, зрелище несколько изменилось, появились новые тона, иные векторы развития действия: режиссёр не сидел без дела, исполнители трудились, танцовщица и хореограф Патрисия Герреро совершенствовала рисунок действа. Что же – перед нами обновленный, но всё же вполне узнаваемый «Собор»! С другими шпилями, апсидами, флюгерами – словом, собор после тщательно продуманной реконструкции.

 

Мы уже привыкли, что большие праздничные представления фламенко всё чаще представляют собой полномасштабные балетные спектакли, а не отдельные танцевальные номера. Можно сказать, в последние годы возникла и успешно развивается оригинальная ветвь балета – балет фламенко. Тут свои законы, своя логика, своя особая – а точнее, национальная испанская – пластика, плохо поддающаяся имитации. Если в классическом балете прежде всего ценятся воздушность, легкость, «небесность», то балет фламенко хочется назвать силовым. Здесь главное энергия, натиск, мощь, страсть. Действие происходит не на небесах, а на земле. Это в лучшем случае. Ибо не исключено, что и в преисподней! В классическом балете король – вытянутый носок, во фламенко королева – пятка, вдобавок оснащенная всесокрушающим каблуком, без устали выбивающим дробь – сапатеадо. В классическом – к тебе ангелы слетаются, во фламенко на тебя прёт паровоз судьбы: не увернёшься, и даже не пытайся!

При всем богатстве и разнообразии современного фламенко, триумфально шествующего по миру, спектакль «Собор» поражает. Это уже не только балет, а полноценный театр фламенко! Создатели спектакля – режиссер Хуан Долорес Кабальеро и хореограф (она же исполнительница главной партии) Патрисия Герреро – обратились к испанскому театру Золотого века. Казалось бы, такая возможность лежит на поверхности: драматургия шестнадцатого века, гигантский айсберг, у которого видна лишь верхушка. Миру известны три великих драматурга – Тирсо де Молина, Лопе де Вега, Кальдерон. А сколько их было-то, менее крупных? Сколько пьес той эпохи идет в современном театре? Да по пальцам перечесть, а ведь написаны-то сотни! Что же выбрать и как поставить? И вот гениальное решение: танцем показать нечто собирательное, некую идею грандиозной драматургии великого времени. Как объяснялся бы Кальдерон, если бы пришлось обходиться без слов, одними движениями? Да вот так, наверное, как нам это и показали.

Пожалуй, к миру Кальдерона, с его мистикой и усложнённой интригой, «Собор» ближе всего.Странный, таинственный, даже несколько зловещий дух старинной католической Испании предстает перед нами в спектакле. Действие от начала до конца происходит в соборе. А где еще так полно может быть представлена вселенная человека? Когда незадачливый турист, попав в старинный средневековый город, спрашивает: «Где тут у вас самое главное? Какие тут древности надо посмотреть?» - он нередко получает ответ: «Ступайте в собор!» В собор, а не в музей.

И правда, музеи – в тех местах, где многое было разрушено – хранят обломки былой роскоши, а там, где разрушения минимальны, былое, настоящее и грядущее хранит в полумраке под своим гулким сводом собор. Здесь протекает жизнь, от крещения до отпевания, здесь – борьба с бесами и порыв к свету. Скажем прямо, православного священника мы едва ли можем вообразить участником танцевального действа. Разве что поп толстопузый, персонаж явно комический, предстал бы в какой-нибудь «Сказке о попе». А в спектакле фламенко очень органично появляются католические священники в чуть ли ни кардинальском облачении. Не танцуют, правда, поют. Произносят нараспев латинские слова литургии – торжественно и печально. Перед ними обуреваемая страстями прекрасная героиня (Патрисия Герреро) и, словно безмолвные тени, ее подруги. Мир женщин, скованных средневековыми приличиями, но неукротимых, страдающих, теряющих голову…

Метафора потери головы предстает перед зрителем буквально. Художник по костюмам Лаура Капоте с невероятной изобретательностью демонстрирует нам безголовую танцовщицу, внезапно ставшую почти великаншей. На самом деле героиня незаметно для публики приподняла лиф своего, вероятно, распоротого на спине платья. Вроде, просто, а голова исчезла – трюк почти цирковой, находка интересная. Перед нами – потерявшая голову от любви и отчаяния. Кстати, совлечение одежд – исполнительницы в процессе танца теряют одно роскошное одеяние за другим – конечно же, тоже символично. Героини словно говорят: вот теперь я настоящая, теперь всё правда. Но под упавшим к ногам платьем обнаруживается другое, под ним – третье… Зыбкий мир личин, мир правдивой лжи и лживой правды эпохи барокко.

Патрисия Герреро неутомима и невероятна. Семьдесят пять минут накала. Маленькая хрупкая женщина становится воплощением непобедимой мощи. Апогей – сцена экзорцизма: изгнания бесов. Как мы догадываемся, что происходит в этот момент? Мы что – такое видали? А ведь догадываемся. Таково искусство танца.В обновлённом «Соборе», на мой взгляд, чуть меньше трагизма, больше радости и торжества жизни. Героиня не столько жертва судьбы и средневекового мракобесия, сколько победительница. Думаю, в новой версии спектакля меньше драмы и больше танца.Прекрасные музыканты и контртенор, а также великолепный певец – кантор – Пепе де Пуро создают эффект хора, творят атмосферу. Они – воздух спектакля, во всех отношениях поразительного.

Авангардизм, скажем, в живописи, стремился к чистой идее, к преодолению лишней детали для выявления сути. Можно сказать, что спектакль «Собор» - редкое и удивительное театральное достижение в том же ключе. Создатели обращаются к театру Золотого века, танцем и музыкой выявляя самую суть, дух, основу драматургии той эпохи, без лишней конкретики и ненужной детализации. Воплощают классику, не повреждая её современностью, и при этом остаются настоящими авангардистами. А Патрисия Герреро, наверное, попросту гениальна. На Биеннале в Севилье в 2016 году «Собор» получил премию Giraldillo как лучший спектакль и был номинирован на премию Макс за лучшую женскую роль и лучшие костюмы.

А какая версия спектакля лучше – первая в Театре эстрады или вторая в ММДМ – судить не возьмусь. Захватывающе интересны обе.

Наталия Ванханен, фото пресс-службы

Яндекс.Метрика