«В ожидании Годо», трагикомедия в двух действиях Самюэля Беккета, – премьерный спектакль в театре Евгения Вахтангова, поставленный на Симоновской сцене Владимиром Бельдияниным (выпускник Мастерской Римаса Туминаса) :  – Я выбрал эту пьесу, потому что хотел испытать, что такое ждать. Пьеса с вызовом. Ждать Годо – вызов! Все идет от библейского Иова, у которого Бог отнял все, и он смиренно повторял, что будет терпеть. – Это трогательная история о бездомных. «Я был поэт, разве не видно?», - говорит один из них.

                                                                                                                           

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Кто такой Годо? Неизвестно. Но каждый Божий день его вспоминают и ждут, как манну небесную, "бывший поэт" Владимир (Артур Иванов) и загадочный Эстрагон (Матвей Волков). Они верят, что с его приходом жизнь изменится, как по дуновению волшебной палочки. Их наивность, вера в сказку каким-то удивительным образом сочетается с философски едкими, ироничными наблюдениями, проникающими в суть вещей. Из диалогов Владимира и Эстрогана : - Люди на блюде. Они чертовски невежественные обезьяны. Чем больше людей я встречаю, тем я счастливее. Если кто-то перестает плакать, значит, другой начинает. На самом деле все успокаиваются, и нисходит великое спокойствие. Наш танец – анальная пробка. Дно каждый раз бывает ниже.

Еще одна пара в спектакле –  это Поццо (Владислав Гандрабура) и Счастливчик (Артем Пархоменко). При первом появлении Поццо выглядит холеным, вздорным  барином. Он унижает Счастливчика до последней черты: водит его на веревке. В этом прослеживается аналогия с издевательствами нацистов по отношению к заключенным, попавшим в концентрационные лагеря. В финале второго акта Поццо появляется ослепшим, зритель не знает, что с ним случилось. Перед нами жалкий зависимый человек. Однако он продолжает измываться над Счастливчиком. Тот падает, встает и снова падает. Но пытается из последних сил выполнять приказ хозяина. Счастливчик сломлен и превращен в безмолвную скотину, которой можно помыкать сколь угодно.

               

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Нельзя не отметить просто потрясающую игру актеров, особенно Артура Иванова и Матвея Волкова. Они настолько убедительны, что забываешь, что перед тобой переодетые люди. Матвей Волков, интригуя журналистов, сказал, что меня для этой роли вот таким, какой я есть, нашли на улице. И в это легко можно поверить. Об Эстрагоне и Владимире Римас Туминас отозвался: - А где еще в наш рациональный и прагматичный век можно встретить таких дураков, которые так упорно чего-то ждут и на что-то надеются, если не в театре? – У блестящего драматурга Самюэля Беккета, кстати, лауреата Нобелевской премии, клоунада органично соседствует с трагедией, мистика с реальным миром. Ему удалось увидеть бездонный мир тех людей, которых мы  не замечаем или сторонимся. Счастливые истории всегда  для них чужие.

Над созданием спектакля также работали: Анна Пакулова, автор костюмов, грима, дизайна, Сергей Мясников, художник по свету, Екатерина Волкова, звукорежиссер. Но особенность спектакля заключается в том, что впервые на Симоновской сцене спектакль представлен сразу в двух залах. Первое действие - в Камерном зале, второе - в Амфитеатре. Это очень  разные пространства по размеру и расположению зрительских кресел. Безусловно,  у каждого есть свои преимущества. Зрители смогут удалиться или приблизиться, чтобы увидеть происходящее на сцене под иным углом зрения.

Светлана Телятникова-Никабадзе, фото автора

Яндекс.Метрика