- Исторический опыт доказывает, что часто бывают правы лишь единицы, а массы терпят сокрушительно историческое фиаско (режиссер-постановщик Кирилл Серебренников). В Геликоне – мировая премьера «Чаадский» Александра Маноцкого. Фамилия «Чаадский» созвучна  фамилии «Чацкий», главного героя комедии А.Грибоедова «Горе от ума». Как известно,  Чацкий - собирательный образ, прототипом которого были философ Чаадаев, Кюхельбекер и сам Грибоедов. - Мир Чаадского – это не мир сумасшедшего.

Самое большое отчаяние чувствуется от невозможности отстоять те ценности, те мысли, те идеи, которые тебе кажутся принципиальными, важными, сущностными, основополагающими, а все вокруг, сговорившись, считают, что все – ровно наоборот,  -  сформулировал главную мысль своей новой постановки Кирилл Серебренников. 

Авторы либретто продюсер Павел Каплевич и композитор Александр Маноцков заинтересовались прошлой эпохой не случайно.  В январе 2017-го исполнилось 222 года со дня трагической гибели Александра Грибоедова, дата не круглая, но, наверное, интересная с точки зрения нумерологии. При создании оперы либреттисты  использовании и другие литературные источники –  роман «Смерть Вазир-Мухтара» Ю.Тынянова и последний монолог из «Записок сумасшедшего» Н.Гоголя.                      

По словам Александра Маноцкова, он писал музыку про ситуацию двух видов несвободы: несвобода сознательная и несвобода попытки от нее оторваться. И только в конце Чаадский освобождается и  приобретает собственный голос. Он вдруг становится теплым живым человеком.

С первой же минуты зритель понимает, что попал на необычный спектакль. Удивляет сценография. Герои находятся на подиумах, которые держат атланты. Они меняются, но всего их 50. Михаил Никаноров (Чаадкий) и  Дмитрий Скориков (Фамусов), Валентина Гофер (Софья) всегда на разных подиумах, поскольку часто спорят, не соглашаются друг с другом. Фамусов делает замечания и поучает Чаадского и Софью. Софья пикируется с влюбленным  в нее Чаадским, желая, чтобы он ушел из ее жизни, и она бы спокойно вышла замуж за «тихоню» Молчалина. Каждый из них замечательно  ведет свою партию. 

«Чаадский» - опера, написанная современниками.  Все персонажи живут среди нас, не смотря на прошедшие два века. Каждый зритель театра  Дмитрия Бертмана  точно знает тех, кто похож на Чаадского. (Это, безусловно, убитый Борис Немцов,  высланный Михаил Ходорковский, преследуемый властями Алексей Навальный). Главное в герое – неистребимое  желание говорить жесткую правду людям, готовым пренебречь всеми принципами, ради того, чтобы сладко есть, сладко спать и воровать. Очевидно, современная русская  опера идет по пути создания серьезного, глубокого либретто, вскрывающего пороки времени. Взамен опере с красивой музыкой,  декорациями  на фоне легкого, порою глуповатого содержания.

Павел Каплевич, он же и продюсер проекта, один их тех людей, который понимает, как важно продвигать современных талантливых поэтов, художников, композиторов. Тематику своих оперных проектов он определил как «Новая русская оперная классик». Александр Маноцков рад, что его материал попал именно в Геликон. По его мнению, здесь чудесные голоса, подвижные, эмоциональные. Когда он впервые увидел Царское крыльцо и весь зал «Стравинский», то сразу понял:  это – идеально место для действия, развивающегося в опере «Чаадский».

Светлана Телятникова-Никабадзе,  фото автора (1), Анна Молянова (2)

Яндекс.Метрика